Воскресенье, 30.04.2017, 02:13
Приветствую Вас Гость | RSS

Главная | Регистрация | Вход
 
Меню сайта
Форма входа

Новое на форуме
  • Ищу оппонента для сражения в Panzer Battles (5)
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Отчет о применении тяжелых танков КВ в Смоленском сражении (продолжение)

    Первую часть отчёта читайте здесь.

    Перехват мехколонны

    В ночь с 17 на 18 июля противник без боя взял Ельню, а уже на рассвете передовой отряд дивизии “Das Reich” ворвался в Дрогобуж. Этот город находился менее чем в 50 км юго-западнее Ярцево. Замысел немецкого штаба был теперь абсолютно очевидным: если не получилось окружить советские войска под Смоленском, котел следовало создать под Ярцево. В связи с этой новой угрозой окружения советским штабом было принято решение, не задерживаясь в Ярцево, продолжить отступление в северном и северо-восточном направлениях. Согласно этому плану центральная (оршанская) группировка наших войск, используя шоссе Ярцево-Вязьма, отходила на восток до Сафоново навстречу стрелковым дивизиям второго эшелона войск Западного фронта. После чего поворачивала на север в направлении на Ленино. Витебская (северная) группировка отступала строго на север по шоссе Ярцево-Духовщина-Белый настречу войскам 30 Армии, которые выдвигались со стороны Белого. 
    Трудность для северной группировки заключалось в том, что железная дорога в направлении ее отступления отсутствовала. Это означало полную зависимость наших механизированных и моторизованных частей от снабжения топливом. В случае его потери и дезорганизации в условиях быстрого отступления они уже не могли рассчитывать на эвакуацию по жд и были обречены на гибель. Этот фактор очень сковывал их возможности. Между тем в течение 19 июля противник делал все возможное, чтобы перехватить отступающие колонны. Однако в значительной степени его маневр был скован нашими батальонами прикрытия, а также тем, что он был вынужден использовать для продвижения грунтовую дорогу. Начиная от Духовщины, русские и немцы двигались на север параллельными курсами, стараясь не ввязываться в бои местного значения. Обе стороны понимали - в сложившейся обстановке все решает скорость маневра. 7-я тд противника, поднимая тучи пыли на проселочной дороге, на полном ходу катила в направлении на Малое Береснево. Дивизия была уже изрядно потрепана, но все же немцы рассчитывали с ее помощью перерезать шоссе, что стало бы гибелью для отступающих. Судя по тому, что части 7-й тд шли в маршевых колоннах и без охранения флангов, ее штаб никак не рассчитывал на советскую атаку. 

    Между тем за лесом в районе Марково "гостей" уже поджидали советские танки и мотопехота. Однако это не была засада. Как показала практика, колонны противника в этом случае успевают быстро развернуться в боевой порядок, не понеся значительных потерь. Наибольший эффект могла принести неожиданная и массированная атака. К сожалению русских, и к счастью для немцев большая часть 7-го МК еще не успела прибыть к месту предстоящего боя. Но 48-я тд 23-го МК во главе с тяжелым батальоном была наготове. 
    Во второй половине дня передовой отряд 7-й тд в составе роты мотоциклистов уперся в обширный ручей, пересекавший дорогу. В этот момент немцы были атакованы сразу с двух направлений нашими мотоциклетными батальонами. В результате от роты осталось только 16 человек (надо отдать должное противнику: потеряв 9/10 своего состава, рота так и не была дезорганизована). Но это было только начало боя - основные события развернулись южнее, где основные силы 7-й тд были атакованы русскими танками и мотопехотой. Атаке предшествовал авианалет. После чего на поле выкатились КВ и стали расстреливать маршевую колонну Pz-38t. Всего из 33 машин было уничтожено 11, однако танковый батальон противника дезорганизован не был, поэтому от его атаки пришлось отказаться. Но вот следовавшая за ним колонна мотопехоты в результате обстрелов и бомбежки была дезорганизована. Ее успешно атаковал 3-й мотоциклетный батальон - противник потерял около половины личного состава и был полностью разбит. В результате его отступления и маневра наших танкистов попал в окружение штаб 6-го пехотного полка немцев. В результате советской атаки 7-я тд была рассечена на две части и понесла существенные потери, лишившись своего наступательного потенциала. От полного разгрома колонну спасло то, что русская артиллерия еще только разворачивалась в районе севернее Малое Береснево и не успела открыть огонь по врагу. В течение последующих часов 7-я тд и поддерживающие ее части вынуждены были перейти к обороне, дожидаясь подхода основных сил. Выход немцев к шоссе был сорван. 
    В дальнейшем благодаря тому, что было выиграно время для успешного развертывания артиллерии, противник на этом рубеже был задержан на целые сутки. Значение этих суток в судьбе дальнейшего немецкого наступления на северном участке фронта будет оценено штабом Вермахта позднее. Пока же советская атака у деревни Марково представлялась боем местного значения.

    Прикрытие отхода

    К исходу 20 июля северная группировка войск Западного фронта, задержав активное наступление противника по шоссе Духовщина-Белый более чем на сутки, возобновила отход в направлении на Белый. Новый рубеж обороны планировалось создать в районе Дубовницы и удерживать его до подхода свежих стрелковых дивизий 30-й Армии, прибытие которых ожидалось к утру 22-го июля. Объединение с этими войсками стало главной целью северной группы советских войск на финальном этапе сражения – это гарантировало возможность дальнейшего противостояния противнику. После того, как на рубеже Малое Береснево удалось задержать основные силы немцев на этом направлении, к рассвету 21-го июля успех выполнения стратегического плана стал вполне осязаем. Время было выиграно - до подхода резервов оставались всего сутки. Однако до места встречи с ними предстояло совершить 30км марш под ударами противника. Его продвижение по шоссе задерживали наши отряды прикрытия. С западного фланга лесисто-болотистая местность и единственная грунтовая дорога не давали противнику возможности совершить быстрый обход отступавших. С восточного фланга его маневру препятствовала река. Подходы к единственному броду в районе Митяево были труднопроходимы из-за созданных нашей артиллерий завалов в этом населенном пункте. Но немцам улыбнулась удача – инженерам в кратчайший срок удалось навести переправу. В результате 12-я тд противника без заминки смогла форсировать водную преграду и получила возможность для глубокого обходного маневра. 
    Опасность быстрого наведения переправы немцами советским штабом учитывалась. Восточный фланг отступающей группировки прикрывали остатки 107-й тд. Ее силы были слишком малочисленны для оказания серьезного сопротивления 12-й тд, но ценой своей гибели она смогла задержать основные силы противника и не допустить его быстрого выхода к шоссе. Когда же передовые части 12-й тд наконец, приблизились к шоссе в районе Пречистое, войска северной группировки уже занимали оборону на рубеже Дубовницы, а артиллерия разворачивалась в р-не Починок. Однако некоторые наши подразделения еще задерживались на марше, и угроза их перехвата танками противника была высока. 

    В связи с этой угрозой было решено выставить заслоны на подступах к шоссе восточнее Пречистое. Открытая равнинная местность в этом районе как нельзя кстати подходила для танковой атаки противника. В этих условиях наши мотострелковые части в обороне могли быть легко дезорганизованы и выбиты с занимаемых позиций. По опыту предыдущих боев были известны факты, когда всего одна танковая рота немцев (12 Pz-IV) обращала в бегство стрелковый батальон численностью более 4 сотен штыков. Если же выставить для заслона только танки, то они, скорее всего, будут дезорганизованы ударом с воздуха и результативно атакованы наземными частями. Поэтому для надежного прикрытия шоссе было принято решение о комбинированной обороне с привлечением пехоты и танков. 
    К 10.00 тяжелый танковый батальон в составе 17 КВ вместе с автоматчиками занял позиции в чистом поле у проселочной дороги восточнее Пречистое в километре от шоссе, по которому уходили на север наши замыкающие колонны. С этого рубежа возможная атака немецких танков представляла для них наибольшую угрозу, т.к. отсюда шоссе хорошо просматривалось. В случае же их успешной атаки дорога оказалась бы перерезана. Поэтому тяжелые КВ были направлены на этот рубеж с задачей задержать противника на два часа до завершения прохода колонн. Севернее, менее опасный участок находился под защитой пехоты и легких БТ. 
    Вскоре на горизонте показалась рота Pz-IV. При обнаружении прямо перед собой наших тяжелых танков противник не стал вступать в бой, а сразу вызвал авиацию. Последовал налет пикировщиков, который дезорганизовал танкистов, один КВ был потерян. Однако, реально оценив свои шансы, Pz-IV в бой не вступили. Затем на проселочной дороге показалась колонна с мотопехотой противника. К сожалению, огонь дезорганизованного батальона КВ был беспорядочным и не помешал противнику развернуться в боевой порядок. Немцы попытались прижать огнем наших автоматчиков, однако огонь тяжелых танков помешал этим планам. 
    Севернее при активной поддержке авиации танки противника завязали бой с нашими БТ. Легкие танки понесли потери, однако благодаря мотострелкам, танкисты смогли удержать занимаемые позиции. 
    По результатам этих боев задачи, поставленные перед батальонами прикрытия, были выполнены. Прорваться к шоссе и помешать отступлению немцы не смогли. Пытаясь нащупать уязвимые места в нашей обороне, противник предпринял бросок на север с целью выхода на Дубовницы с востока. Однако дорога на Дубовницы с востока к этому времени уже была блокирована нашими войсками, а обширные болота не давали танкам противника возможности для маневра. 
    Таким образом, северная группа советских войск, совершив 30 км марш, достигла намеченного рубежа обороны. Первая часть стратегического плана была выполнена. Теперь нужно было удержать этот рубеж в течение суток до прибытия резервов 30 Армии. Удастся ли?

    В резерве

    К середине дня 21 июля войска северной группировки завершили развертывание оборонительных линий на новом рубеже в районе Дубовницы. Выбранный участок местности был практически идеальным для его обороны. Обширные болота вокруг исключали возможность неожиданной атаки противника, а немногочисленные дороги легко блокировались. В районе Починок была развернута мощная артиллерийская группировка в составе 12 артполков (без малого три сотни орудий калибра 122-152мм), а также дивизиона реактивных установок (20 машин). Тяжелый танковый батальон находился в резерве, в полной готовности в случае необходимости выдвинуться на любой из участков обороны. До подхода дивизий 30 Армии оставалось уже менее суток… 

    К этому времени северная группировка немцев разделилась на две части. 12тд и 7тд максимально быстрым маршем устремились строго на восток. Согласно стратегическому плану они должны были стать западным клином для окружения войск центральной группы Западного фронта, которые вышли к Сафоново, объединились с войсками вяземской группировки, и теперь отступали на север к Ленино. 
    Вторая часть 3ТГр Германна Гота осталась в районе Дубовницы, планируя взять последний рубеж обороны русских на этом направлении. Для решения этой задачи в распоряжении немцев имелись 20-я моторизованная дивизия и 900-я моторизованная бригада. Довольно скромные силы, учитывая все плюсы советской обороны. Но, судя по выбранной тактике, немцы были вполне уверены в своем превосходстве и полны решимости быстро уничтожить русских. 
    Едва последние отступающие колонны советских войск достигли расположения основных сил, передовые части 20-й дивизии и 900-й бригады прямо с марша начали форсировать болота, пытаясь атаковать советские позиции прямо в лоб. Обрушившийся на немцев шквал артиллерийского огня был особенно сокрушительным, так как болотистая местность не давала возможности найти укрытие. Понеся большие потери, дезорганизованные авангарды противника откатились назад. Далее можно было предположить, что в этих условиях противник благоразумно выведет передовые части за радиус действия советской артиллерии, дождется развертывания основных сил и предпримет массированный штурм одновременно сразу на нескольких направлениях. Это бы лишило артиллерию обороняющихся возможности вести сосредоточенный огонь по каждому наступающему подразделению. Но к удивлению русских, немцы, игнорируя растущие потери, продолжили наступление, вводя свои войска в бой по частям по мере их подхода с марша. Под ураганным огнем артиллерии они вновь и вновь тщетно пытались выйти на позиции для атаки. Тем временем поле сражения накрыла ночь, и атакующие батальоны и роты под огнем несли теперь не только большие потери, но и дополнительную усталость. В результате к утру 900-я бригада так и не смогла продвинуться вперед и практически полностью утратила боеспособность. 90-й полк 20-й дивизии также потерял боеспособность и откатился назад. Его дезорганизованные и частью разбитые роты были на грани изнеможения. Вторая, уцелевшая часть 20-й дивизии в составе 76-го полка, предприняла обходной маневр на север с целью воспользоваться дорогой через болото, ведущей на запад к оз.Смоленское. В пылу наступления немцев нисколько не насторожил тот факт, что единственная на этом участке дорога почему-то не блокирована обороняющимися. Меж тем русский штаб не без оптимизма наблюдал, как последние боеспособные части противника торопятся угодить в ловушку. 
    Подход свежих дивизий 30 Армии был очень ожидаем, но то, что он станет полной неожиданностью для немцев, было и для советского штаба большим сюрпризом. Во всяком случае, он был расценен как вполне заслуженный подарок судьбы за русское долготерпение. К 8.00 передовые части 30А были уже в 2-3км от увлекшегося наступлением противника. 
    В это же время стремительно двигавшаяся на восток ударная группа 12тд и 7тд неожиданно обнаружила на своем левом фланге наступающие с севера советские войска на расстоянии всего 3км. Судя по тому, что передовые отряды группы уже успели пройти далеко на восток за р.Кокоть, это появление свежих советских войск также было неожиданным для немцев и явно шло вразрез со стратегическими планами Группы Армий “Центр”. Исходя из этого, нетрудно было предположить, что грядущие события наступающего дня 22-го июля на северном участке фронта могут сильно повлиять на исход всего сражения.

    Наступление

    К 10 утра 22 июля авангарды 30 Армии вступили в бой с противником. Судя по всему, немцы не только не ожидали появления свежих русских дивизий, но и не сразу разобрались, какие силы им противостоят. Вступившая в сражение 30 Армия имела в своем составе три дивизии - 242сд, 250сд и 251сд - всего около 15 000 штыков. Во фланг 12тд и 7тд в район Коровякино вышла только 242 сд. Тем не менее ударная группировка Гота развернула в ее сторону силы обеих своих дивизий. Стянуть противника на себя и помешать его продвижению в восточном направлении было основной задачей 242 сд. Поэтому как только противник развернулся к ней фронтом, 242 сд перешла к обороне. Вскоре немцы поняли, что на этом участке им противостоит только одна советская дивизия. Они выставили охранение, а танки и мотопехота продолжили движение на восток. В свою очередь, 242сд также пошла на восток с целью соединения с центральной группировкой для противодействия все тем же 12тд и 7тд, но уже под прикрытием очень мощной фронтовой артиллерии. 

    Из района восточнее оз.Смоленское наступали 250 сд и 251 сд. Когда их передовые части вступили в бой, противник скорее всего, еще не понял, что на подходе сразу две советские дивизии, иначе постарался бы как можно быстрее вывести свои мотопехотные части из под удара. Но вместо этого он попытался организовать сопротивление силами отдельных рот, которые были вскоре сметены хлынувшей лавиной русских батальонов. В течение дня было создано несколько котлов, в которых погибла или сдалась в плен практически вся 20пд. Образовавшиеся бреши противник стал спешно затыкать потрепанными остатками 900-й бригады, что поставило и ее на грань уничтожения. С наступлением сумерек для развития успеха в бой были введены танки 7МК. В условиях, когда сопротивление противника было практически сломлено, легкие БТ в полной мере смогли проявить свои маневренные качества. В результате к рассвету 23 июля были окружены остатки 20пд вместе с ее штабами, а танкисты получили возможность для еще более глубокого маневра. 

    Исходя из успешно сложившейся ситуации на восточном фланге, было принято решение о переходе в наступление на западном фланге в направление на Пречистое силами 48тд и мотоциклистов 24А . На первом этапе было необходимо преодолеть болото, которое разделяло наши и немецкие позиции. В предрассветных сумерках дислокацию частей противника на противоположном берегу определить было невозможно. Однако в связи с тем, что его фронт в полосе 900-й бригады и 20-й пд практически развалился, было понятно, что силы немцев на этом участке нашего наступления не могут быть сколь-нибудь значительны. Любой же заслон мог быть эффективно подавлен крупным калибром нашей артгруппы из района Починок. Так как в наступлении участвовали только механизированные части, преодолеть болото было возможно только используя шоссе на Пречистое, т.е. в транспортном режиме. В таком положении наступающие колонны при соприкосновении с противником были бы очень уязвимы от его огня. В связи с этим было решено в качестве авангарда использовать тяжелый танковый батальон. В течение суток он находился в резерве и к боям не привлекался. Это время было использовано для снятия усталости и пополнения матчасти. Теперь наступил момент использовать тяжелые танки по прямому назначению - для прорыва оборонительных порядков противника. В 4.00 колонна из 17 КВ двинулась по дороге через болото. На выходе из него передовой отряд обраружил прямо перед собой позиции артиллерийской роты ПТО - около двух десятков орудий. Из-за ограниченной видимости открыть огонь немцы не успели. Батареи ПТО были сразу же накрыты и вскоре подавлены огнем армейской артиллерии. Прямо с марша КВ устремились в атаку и стали утюжить позиции противника. 50мм орудия были не в состоянии их остановить. Понимая безвыходность положения, немцы покинули поле боя, отбуксировав уцелевшие орудия. Однако вскоре они были добиты новым артналетом. Еще один артналет был проведен по обнаруженной мотопехотной роте. Под огнем тяжелых орудий обескровленный предыдущими боями противник был разбит и обратился в бегство, но перехвачен танками и уничтожен подоспевшим мотоциклетным батальоном. Дорога на Пречистое была открыта - к 8 утра оно было занято без боя мотострелками 48тд. В этом районе сил у немцев уже не было - остатки западной группы Гота спешно уходили на восток под прикрытие танковых дивизий. 

    Таким образом, всего за сутки ситуация на северо-западном участке фронта изменилась коренным образом. Планы немцев по уничтожению советской группировки в этом районе были не только сорваны, но обернулись катастрофой для самого 39-го АК. Его части понесли большие потери и вынуждены были быстро отступать, в результате чего тыл ударной группы Гота оказался под угрозой. В связи с этим 3ТГр была вынуждена развернуть свои танковые дивизии, что сорвало запланированный удар по советским частям на востоке.

    В заслоне

    23 июля под Ленино разыгралось жесточайшее сражение со времени начала Смоленской кампании. Этот небольшой населенный пункт не имел сколь-нибудь важного стратегического значения, но именно здесь командование Вермахта планировало нанести войскам Западного фронта решительное и окончательное поражение. 

    Для решения этой задачи на этом участке фронта были задействованы основные силы ГА "Центр". Непосредственно на Ленино с юга наступали панцердивизии 2-й Танковой Группы Гудериана, а также свежие пехотные дивизии 5-го армеймкого корпуса. 3-я Танковая Группа Гота должна была нанести удар с северо-западного направления во фланг отступающим советским дивизиям с целью создания котла под Ленино. Однако к 23 июля стал абсолютно очевидным тот факт, что стратегический план командования ГА "Центр" по окружению основной группировки советских войск в районе Ленино окончательно сорван. Наступающая 3ТГр сама оказалась под ударом 30Армии и, неся потери, вынуждена была перейти к обороне. Теперь немцам оставался только массированный фронтальный удар на Ленино силами 2ТГр и 5АК. Если учесть, что к этому времени за спиной у русских была развернута артиллерийская групировка численностью более 500 орудий крупного калибра, такое наступление выглядело малоперспективным. Однако немцы все же пошли на штурм советких позиций. Ценой больших потерь к 14 часам противник захватил Ленино. Советские части медленно откатывались назад, не давая возможности противнику вбить глубокие клинья в нашу оборону. Наиболее уязвимым было направление на Екимово. Во-первых, это направление было танкоопасным и потому очень перспективным для дальнейшего наступления противника. Во-вторых, здесь проходила линия стыка войск обоих советских командующих, что сильно осложняло слаженное взаимодействие обороняющихся частей. В-третьих и самое главное, войск для обороны Екимово катастрофически не хватало. К счастью, очень вовремя под Клешнино с боями пробилась 242сд (одна из трех дивизий прибывшей 30А). Это дало возможность снять оттуда 166сд и перебросить часть ее сил в район Екимово. В результате противник не смог существенно продвинуться на этом напрвлении и вбить клин между двумя советскими группировками, т.о. кризис удалось предотвратить. 

    Пока в районе Ленино кипело сражение стратегического значения, в котором решался окончательный исход Смоленской кампании, в полусотне километров западнее шли тактические бои гораздо меньшего размаха. Однако и от них во многом зависел результат финальной битвы. 
    Как упоминалось выше, 242сд успела прорваться на помощь обороняющейся группировке под Ленино. Задача для двух других дивизий 30А (250сд и 251сд) оставалась прежней: при поддержке танков 7МК продолжать давление на 3ТГр, тем самым лишая ее возможности участия в решающем сражении на востоке. В ходе контрнаступления нашей северной группировки войска 3-й Танковой Группы были сильно потрепаны. В результате преследования отступающего противника около 14 часов танкистами 7МК был захвачен штаб комндующего 3ТГр Германна Гота. С потерей командующего боевой потенциал Группы теперь был окончательно подорван. Но допустить ее танки к Ленино было все равно нельзя, поэтому наступление необходимо было продолжать. Однако, чем дальше 250сд и 251сд продвигались на восток, тем больше было расстояние от артиллерийской поддержки полков, расположенных в Починок. Более того, сами артполки теперь прикрывались лишь 48тд, которая в случае подхода крупных сил противника с южного направления была не в состоянии их сдержать. В связи с этим было принято следующее решение: 251сд при поддержке танков 7МК продолжает давить на 3ТГр с целью недопустить ее разворота на Ленино, а 250сд возвращается на запад и занимает позиции в районе Пречистое. После чего мехчасти 48тд быстрым маршем идут на помощь 7МК и 251сд. Как показали дальнейшие события, этот план стал реализовываться очень вовремя, т.к. к исходу дня 23 июля с южного направления показались передовые части 292пд немцев. К этому времени 48тд занимала оборону южнее Пречистое, блокируя основную магистраль, по которой ожидали подход неприятеля. Тяжелый танковый батальон укрылся в лесу у дороги, готовый к открытию огня. Наступившие сумерки лишили противника возможности вызвать авиацию для штурмовки позиций танкистов. В свою очередь, удар нашей многочисленной артиллерии из Починок был мощным и поэтому эффективным - передовые роты противника были дезорганизованы. К полуночи стали подходить первые батальоны 250сд. С прибытием пехоты успех обороны Пречистого под прикрытием мощной артгруппы сомнений не вызывал. Это дало возможность 48 тд начать марш в направлении на Батурино. В противоборстве с панцерами 3ТГр наши тяжелые КВ могли быть очень полезны. Впереди были последние сутки сражения.

    Весь день в атаках

    Совершив ночной марш, тяжелый танковый батальон в составе 48тд прибыл в район южнее Батурино утром 24 июля. Обстановка на этом участке фронта к тому времени сильно осложнилась.

    Продвижение на восток стрелковых батальонов 251сд остановилось из-за плотного артогня батарей противника, развернутых в районе Боголюбово. Наши же части из-за удаленности от своих батарей остались практически без артподдержки. В этих условиях выбить противника из Батурино они не смогли. Легкие танки 7-го МК стали нащупывать бреши в обороне противника, обходя Батурино с севера в попытке принудить противника покинуть этот опорный узел обороны под угрозой его окружения. Однако вскоре они были контратакованы танками 7тд и 12тд противника, которые находились во втором эшелоне обороны. Активно используя поддержку авиации, т.е эффективные удары с воздуха пикировщиков, они смогли нанести 7МК ощутимые потери. Однако благодаря маневру 7-го МК Батурино было захвачено, но дальнейшее наступление из-за высоких потерь представлялось малоперспективным. К тому же острой необходимости в нем теперь не было: танки из 7тд и 12тд обнаружили себя в этом районе, и тем самым стало ясно, что помочь своей мотопехоте западнее Ленино, где кипело генеральное сражение, они не успеют. Таким образом, главная цель нашего тактического наступления на Батурино: оттягивание танков 3ТГр на себя, была выполнена. Значит, можно было переходить к обороне. Но с подходом 48тд у советского штаба появился весомый аргумент в виде тяжелых КВ, поэтому инициативу в финальном этапе сражения на этом участке фронта командование решило оставить за собой, т.е. продолжить давление на противника. 

    Следующей целью была укрепленная деревня южнее Батурино, в которой окопалась инженерная рота противника, до этого времени успешно отражавшая под прикрытием артиллерии из Боголюбово фронтальные атаки наших стрелковых батальонов. Но даже после занятия нами Батурино и потери северного фланга, покидать свои позиции немцы не собирались. Это грозило им окружением: с юга их фланг был прикрыт только потрепанной мотопехотной ротой, находившейсяся в чистом поле и не успевшей окопаться. В районе полудня 17 КВ и батальон автоматчиков атаковали ее и легко опрокинули. После чего к 14.00 под ударами тяжелого батальона, легких БТ и пехоты инженерная рота в окруженной деревне была частью пленена, частью уничтожена. Также была уничтожена батарея штурмовых самоходок противника. С этой атакой неприятель потерял последний опорный пункт своей наспех сколоченной обороны, однако благодаря танкам 3ТГр противнику удалось предотвратить развал этого участка фронта. В то же время отсутствие этих танков западнее Ленино упростило русским оборону своего основного рубежа и не позволило ГА "Центр" нанести им решающее поражение.

    Итоги

    Со времени прибытия 23-го мехкорпуса на северное крыло Западного фронта 1-й тяжелый танковый батальон принял самое активное участие в Смоленском сражении. Учитывая высокие боевые качества танков КВ-1, которыми он был укомплектован, советский штаб отводил этому батальону особую роль, поэтому ему были поручены наиболее важные задачи по срыву быстрых темпов наступления противника на этом участке фронта. Два десятка тяжелых танков были не в состоянии переломить ситуацию в целом, однако успешное их применение на отдельных, но зато очень важных участках фронта оказало неоценимую помощь обороняющимся войскам. В течение двух недель сражения 1-й батальон тяжелых танков принимал активное участие в боях, в которых нанес противнику ощутимые потери, не понеся при этом сколь-нибудь значительных потерь со своей стороны. Наиболее эффективно проявила себя тактика атак на маршевые колонны из засады. К сожалению, из-за господства в небе вражеской авиации использовать преимущества КВ перед танками противника в открытом бою полностью реализовать было невозможно. Тем не менее, только одно присутствие этих танков на позициях заставляло немцев отказываться от проведения неподготовленной атаки на этом направлении. Противнику приходилось ждать подкреплений или искать обходные пути, на что уходило драгоценное время. Терялся эффект внезапности, русские успевали подтянуть резервы или отойти на новые рубежи. В условиях, когда в результате общего отступления советских частей сплошной линии обороны уже не существовало, роль КВ как подвижного узла противотанковой обороны было трудно переоценить. Используя маневр тяжелыми танками, советскому штабу удавалось своевременно ликвидировать постоянно возникавшие угрозы прорыва танков противника на наиболее опасных участках фронта и, тем самым, избегать больших окружений, в значительной степени сокращая наши потери в живой силе и технике. Однако полоса северного фланга Западного фронта составляла более чем две сотни километров, поэтому единственному тяжелому танковому батальону даже при самом эффективном его использовании решить эти задачи в одиночку было не под силу. 
    Исходя из опыта кампании, смело можно утверждать, что если бы в распоряжении советского командования был не один, а хотя бы с полдесятка таких батальонов результат сражения за Смоленск был бы другим. 

    Принять участие в обсуждении тактики применения советских тяжелых танков на примере Смоленской кампании, а также о степени реалистичности их отражения в Panzer Campaigns можно здесь.

    Copyright MyCorp © 2017 | Сайт управляется системой uCoz